Закон и преступность

"Лента.ру" об исследовании правоохранительной системы России
akshin64
Институт проблем правоприменения (Санкт-Петербург) при участии правозащитников из Комитета гражданских инициатив подготовил доклад о правоохранительной деятельности в России. Основной вывод авторов неутешителен: на законодательном уровне и в соответствии со сложившейся практикой система не может и не хочет устанавливать истину. Она превратилась в машину, которая штампует приговоры. Шансов на справедливое судебное разбирательство у гражданина России практически нет. Постсоветская модель правоохранительной деятельности названа нерезультативной и репрессивной. Авторы доклада призывают отказаться от этой модели, начав с реформы полиции. Смысл в том, чтобы повысить к ней доверие и сократить количество полицейских.

Граждане обвиняемые

"В некоторых случаях сам закон, сама конфигурация российской правовой системы, сложившаяся в данный момент, порождает проблемы", - с такого тезиса начинают авторы доклада. Он готовился три года - с середины 2009-го до осени 2012-го. Доклад построен на анализе официальных документов - от федеральных законов до ведомственных приказов, на интервью со всеми участниками правоохранительной деятельности - работниками полиции, следователями, прокурорами, судьями и адвокатами. Кроме того, авторы доклада использовали материалы судебной статистики, СМИ и сообщения на профильных форумах и в блогах.

Базовый принцип состязательности сторон в России нарушен, причем на законодательном уровне, считают авторы доклада. У стороны обвинения больше прав и полномочий, чем у стороны защиты. "Действующий уже десять лет УПК РФ продекларировал состязательность сторон. Однако при этом уголовный процесс сохранил внутреннюю логику, что именно следователь занимается сбором доказательств, которые затем оцениваются прокурором на достаточность для поддержания обвинения в суде, а затем и судом - для разрешения уголовного дела", - говорится в докладе.

Из документа следует, что помощь попавшим в беду людям - далеко не первая задача, стоящая перед правоохранительными органами. Система устроена так, что правонарушение сначала будет рассмотрено с точки зрения статистики - как его раскрытие или нераскрытие повлияет на итоговые показатели. Если не повлияет - система не приложит усилий, а если по какому-то из видов преступления начальством ведется особый учет, то, напротив, система бросит все силы на его раскрытие. В первую очередь, для расследования отбираются те преступления, по которым можно быстро и наверняка получить обвинительное судебное решение. "Например, бытовое изнасилование примут к расследованию намного менее охотно, чем нанесение легких телесных повреждений, так как мелкие драки гораздо чаще происходят в присутствии свидетелей и требуют намного меньше усилий по доказательству", - приходят к выводу авторы доклада. Объективной статистики учета данных нет, потому что ими манипулируют для улучшения итоговых показателей.

У каждого из силовых ведомств - огромный аппарат, и существующая форма отчетности построена так, что бюрократия постоянно растет. "Необходимость оценивать деятельность сотрудников и подразделений на основе учета действий, а не результатов, создает соблазн: в целях объективности создавать все новые формы учета и отчетности", - говорится в тексте документа. В итоге же, по экспертным оценкам, на одного руководителя группы участковых полицейских приходится свыше трех отчетных документов в рабочий день. "А в хорошо организованных подразделениях полиции существует специальный сотрудник, который "производит (читай - фальсифицирует) такую отчетность для одной или нескольких линий", - сказано в документе. Все показатели оптимизируются под заданный руководством и ожидаемый в конце года результат.

После расследования любое уголовное дело отправляется в прокуратуру; объективность его дальнейшего расследования вновь снижается из-за системных проблем уже этого ведомства. Например, государственный обвинитель получает от своего руководства готовое уголовное дело с поручением представить и выиграть его в суде. В следственных действиях этот сотрудник не участвовал, они завершены, поменять или дополнить в деле ничего нельзя, а решение о его передаче в суд уже принято начальством. Отказ от дела, говорится в исследовании, приведет к большому скандалу и гарантированному конфликту с руководством и сослуживцами, которые осуществляли надзор за расследованием. Негласно предполагается, что гособвинитель обязан выиграть 100 процентов дел: любое проигранное дело - это ЧП. На вынесение в судах промежуточных решений, например, о мере пресечения, выезжают дежурные прокуроры, зачастую только на месте узнающие, чем им придется заниматься. Это приводит к тому, что следователи и оперативные работники получают автоматическую поддержку прокурора, не несущего никакой ответственности за дело в целом.

"Территория, обслуживаемая районной прокуратурой и районным судом, в общем случае совпадает - это муниципальный район. Часто эти учреждения просто находятся в одном здании. Количество государственных обвинителей в прокуратуре примерно совпадает с количеством судей, специализирующихся по уголовным делам. Это значит, что даже без приложения специальных усилий судьи и государственные обвинители встречаются в суде постоянно, - обращают внимание авторы доклада. - В прокуратурах также предпринимают специальные усилия, чтобы к одному и тому же судье, как правило, ходил один и тот же гособвинитель, поддерживал с ним хорошие "рабочие" отношения, что создает для судьи дополнительные стимулы доверять гособвинителю". В документе констатируется, что судьи и прокуроры в России стали уже даже не союзниками, а просто сослуживцами, которые встречаются каждый день и заинтересованы сотрудничать, а не ссориться. "В районах с высоким уровнем коррупции и/или низкой юридической культурой это рабочее сотрудничество выливается в прямые консультации между обвинителем и судьей, согласование решений и их дальнейшей судьбы", - утверждается в докладе. Авторы разъясняют: например, судьи заботятся о том, чтобы прокурор не обжаловал решение. Или же, наоборот, обжаловал справедливое решение - с тем, чтобы вышестоящая инстанция оставила его в силе. Это делается, чтобы снизить годовой процент измененных вышестоящими инстанциями решений в общем количестве обжалованных.

В докладе говорится, что за 2011 год судами было рассмотрено около миллиона уголовных дел в отношении 1,1 миллиона лиц. Кроме того, в порядке уголовного судопроизводства было рассмотрено 2,8 миллиона жалоб и ходатайств, каждое из которых может существенно ограничивать права и свободы граждан. Это, например, избрание или продление меры пресечения. "Формально суд независим, - говорят авторы доклада. - Фактически же система судов общей юрисдикции всех уровней объединена в жесткую административную иерархию. Председатели судов находятся в зависимости от вышестоящих инстанций и подотчетны председателям вышестоящих судов через систему сбора статистических данных, которая неформально превращена в систему оценки деятельности судов, их председателей и отдельных судей". "Плохая" статистика деятельности суда или отдельного судьи всегда может быть использована как повод отстранить его от деятельности.

Вся система заточена на обвинительный приговор. Приостановка расследования, прекращение дела или возврат дела прокуратурой следователю считаются системными сбоями. "Оправдательный приговор будет рассматриваться не как свидетельство добросовестной работы судьи, обнаружившего ошибку следователя и гособвинителя и не позволившего совершиться несправедливому обвинению, а как свидетельство брака или коррупции в работе правоохранительных органов", - пришли к выводу авторы доклада. Оправдательный приговор считается не установлением справедливости, а наказанием всей цепочке людей, которые участвовали в расследовании - от гособвинителя до оперативных работников.

В результате такой работы суда сотрудники правоохранительных органов берутся только за те правонарушения, которые потребует как можно меньше усилий. "Дела и их фигуранты оцениваются по критериям "проходимости": насколько они просты в оформлении, стандартны (не вызовут вопросов у оценивающей инстанции) и безопасны (не содержат рисков обжалования, отмены решения, отказа оценивающей инстанции принять дело)", - говорится в докладе. Его авторы делают вывод: "Другими словами, следователь, например, фактически вынужден прогнозировать решение суда по своему делу до того, как дал согласие заняться расследованием".

"Особенностью отчетности в судебной системе является то, что в ней отсутствуют очевидные показатели, за которые следовало бы бороться, - считают авторы доклада. - Единственный параметр, за который судья должен бороться - это не создавать проблем правоохранительному конвейеру". В частности, это приводит к тому, что яркие и резонансные дела, которые дают представление о всей судебной системе, "проживают эволюцию, сильно отличную от типичной". Последние громкие процессы (второе дело Михаила Ходорковского или дело группы Pussy Riot) показывают, что "даже по таким делам система все чаще работает шаблонным образом, не повышая качество работы и не отказываясь от откровенно нелегальных технологий".

В главе "Траектория уголовного дела: окончательный диагноз" авторы доклада разбираются, как происходит расследование типичного преступления. Приговоры по такому преступлению выносятся каждый день - и о нем никогда не напишут СМИ. 37,3 процента от всех осужденных совершили грабежи или кражу, а 57 процентов всех судимостей в сумме дают лишь десять статей УК РФ: убийство, нанесение телесных повреждений, сбыт и хранение наркотиков, а также мошенничество и растрата. Первое, что сделают полицейские, получив сообщение о правонарушении - оценят перспективу его раскрытия. Если она плохая, нужно сделать все, чтобы заявление о преступлении не родилось. Потерпевшим или свидетелям говорят, что его можно написать потом. Что его написание приведет к существенным проблемам. Например, для экспертизы после квартирной кражи потребуется изъять все двери или выпилить замки. Наконец, полиция может принять заявление, но не зарегистрировать его.

Если уж дело заведено, его надо квалифицировать по удобной статье УК. "Одно время в некоторых регионах существовала практика квалифицировать нераскрытые кражи со взломом (ст. 158 УК) как нарушение неприкосновенности жилища (ст. 139 УК). Для полиции это означало снижение количества нераскрытых имущественных преступлений, по которым ведется особый учет (по статье 139 УК такого учета нет). Также массовой до сих пор является практика квалификации нераскрытых убийств по ч. 4 ст. 111 УК - причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть. Это также несколько корректирует статистику: нераскрытое дело по менее тяжкому составу в меньшей степени портит статистику следователю и следственному органу", - приводят примеры авторы доклада.

Оперативники и следователи охотно возьмутся за раскрытие только тех преступлений, где есть готовый подозреваемый. "Вся система способствует, чтобы подследственное лицо давало признательные показания", - говорится в докладе. За показания ему предложат особый порядок рассмотрения дела. То есть он признает вину - в обмен на то, что в суде не будут исследоваться доказательства, а наказание будет на треть меньше положенного. По данным авторов доклада, 57 процентов уголовных дел в 2011 году были рассмотрены именно таким образом, хотя само словосочетание "особый порядок" говорит о том, что такая мера должна применяться крайне редко. Следователям же это выгодно, потому что избавляет их от тщательного сбора доказательств вины.

Гособвинитель получит дело в руки за несколько часов до процесса, а то и прямо в самом здании суда. Обвинитель, получается, не несет ответственности ни за правомерность возбуждения дела, ни за качество следствия, ни за качество документов. В результате он заинтересован в максимальном сотрудничестве с судьей - и получает его. Если адвокат подсудимого не участвовал в предварительном расследовании, шансов выиграть у него почти нет: стадия судебного разбирательства в России не предполагает досконального повторного (после работы следователя) разбирательства - собственно, настоящего судебного следствия.

"Специфика судебной деятельности стала все более смещаться в область формальных правил. На первое место вышли не аналитические качества по оценке доказательств, и не содержательная часть работы, а бюрократические навыки по закреплению в протоколе судебного следствия", - говорится в докладе. Зачитывание обвинительного заключения и приговора "могут сжиматься до невразумительного бормотания, а человек, впервые попавший на обычное судебное заседание, может даже не понять, что происходит".

Чем реже применяется статья УК, тем больше шансов на оправдание. У совершивших кражу или грабеж их почти нет - процент оправдания, соответственно, 0,05 процента и 0,17 процента от всех оправдательных приговоров. Авторы доклада говорят, что из-за примененной статьи УК (хулиганство) не было шансов и у группы Pussy Riot. Хулиганство - достаточно редкая статья (0,2 процента от всех дел), но относится к общеуголовной преступности, где доля оправданных составляет 0,73 процента. По статьям средней или небольшой тяжести суд и гособвинение всегда приветствуют примирение сторон. Оно не является реабилитирующим основанием, а значит, не дает оснований утверждать, что следствие ошибалось.

Проанализировав все это, авторы доклада выявили базовые недостатки системы. В первую очередь, это ее сверхцентрализованность, а значит - неэффективность управления. Это и вынужденная необходимость ориентироваться не на результат, а на показатели объема деятельности. И это ведет к тому, что правоохранители стараются расследовать только удобные и простые дела, а в более сложных случаях они либо нарушают права заявителя, либо попросту фальсифицируют дела на всех этапах: от расследования до приговора суда. Правоохранительные органы перегружены бумажной работой, для ускорения процесса работы вовсю используются незаконные методы. Наконец, последний недостаток, который выявлен в докладе, - слабость судов, ведущая к тому, что правоохранители "добиваются выполнения формальных показателей в ущерб законности своих действий и интересам граждан". Равенству перед законом, неотвратимости наказания, защите прав подсудимых и другим базовым ценностям в российской правоохранительной системе места становится все меньше и меньше.

Господа полицейские

Во второй части исследования авторы анализируют результативность и эффективность полиции в различных странах, а также показывают, как экономическая эффективность сочетается с индексами верховенства права (их рассчитывают различные международные экспертные институты). Исследователи отобрали 30 стран, разбив их на четыре группы: развитые, страны Центральной и Восточной Европы (бывший социалистический блок плюс Прибалтика), страны бывшего СССР (Грузия, Казахстан, Россия, Украина, Белоруссия) и развивающиеся страны (Бразилия, Нигерия и ЮАР).

Требования к полиции во всех странах более или менее одинаковы, указывают эксперты, так что уже оценив уровень затрат на правоохранительные органы, можно сделать вывод о том, насколько эффективно будет работать полиция. Эксперты сравнивали как прямые затраты на полицию в отобранных странах (по долям национального дохода), так и ее численный состав (по долям в рабочей силе той или иной страны). "Показатель удельной численности отражает трудоемкость полиции; удельное финансирование - ее капиталоемкость; доля полицейских расходов в Валовом национальном продукте (ВНП) - ее дороговизну для конкретной национальной экономики", - пояснили авторы работы.

Численность полицейских в России почти вдвое выше, чем в среднем по миру: 547,3 человека на 100 тысяч населения против 300 человек на 100 тысяч населения, следует из расчетов экспертов. При этом в группе стран бывшего Союза Россия занимает второе место после Белоруссии, где плотность полицейских составляет 813,4 на 100 тысяч населения. Из-за отсутствия надежной статистики точность расчетов по обеим странам находится под вопросом: в Белоруссии исследователи ориентировались на слова бывшего министра внутренних дел страны Владимира Наумова, сказанные им в 2007 году, а при расчетах по России - на президентский указ 2011 года, определивший предельную штатную численность сотрудников полиции в 782 106 человек. В Белоруссии, по словам Наумова, 77 тысяч полицейских.

Сравнив свои расчеты с показателями других исследователей, авторы доклада отмечают, что Россия по количеству полицейских "ближе к ближневосточным и арабским странам и к странам Карибского бассейна, чем к европейским". Из развитых стран наиболее близка к России Испания с 505,8 полицейского на 100 тысяч населения (данные 2009 года). В Испании - самый большой штат полицейских среди всех развитых стран, выделенных экспертами. При этом Казахстан с 444,1 полицейского на 100 тысяч населения в группе развитых стран занял бы место между Италией (411,2 полицейского на 100 тысяч населения) и Грецией (453 полицейских на 100 тысяч населения). В Восточной Европе Казахстану соответствует Сербия - 441,1 полицейского на 100 тысяч населения. Впрочем, Италия, Греция и Сербия также лидируют по числу полицейских в своих регионах.

В целом, в постсоветских странах отмечается наибольшая плотность полиции среди всех групп стран, выделенных экспертами: 479,3 человека на 100 тысяч населения. На втором месте - страны Восточной Европы (в среднем, 333,5 полицейского на 100 тысяч населения), на третьем - развитые страны (298,6 полицейского на 100 тысяч населения), четвертые - развивающиеся страны (280 полицейских на 100 тысяч населения).

Один из аргументов против сокращения численности полицейских в России - слишком большая территория страны. Даже при той численности, что есть сейчас, на каждого российского полицейского приходится по 21,9 квадратных километра (или 5,2 квадратных километра в европейской части России). "Но на деле получается, что плотность полицейских на единицу площади в России выше, чем в других странах с похожим ландшафтом и большим объемом незаселенных территорий", - опровергают этот довод авторы исследования. В Финляндии один полицейский приходится на 40,6 квадратных километра. В Казахстане один полицейский - на 39,2 квадратных километра. "Следовательно, реализацию правоохранительной функции, как показывает опыт других стран, можно обеспечить не столько экстенсивным ростом численности полиции, сколько интенсификацией ее деятельности и улучшением ее инфраструктуры", - заключают авторы доклада.

Объемы финансирования полиции в разных странах экспертам пришлось рассчитывать по данным за 2009 год: более свежая статистика была доступна только по России (за 2011 год). В 2009 году Россия тратила на правоохранительную деятельность больше всех - среди тех стран, что отобрали эксперты: 3,2 процента от валового национального продукта. Наиболее близка к ней тогда была постсоциалистическая Болгария (3,09 процента ВНП). В среднем, в мире на те же цели тогда направляли от 1,5 процента до 2,5 процента ВНП, напоминают эксперты. Многие развитые страны в 2009-м тратили на правоохранение значительно меньше. Самые экономные: Норвегия - 0,97 процента ВНП, Франция - 1,1 процента, Дания - 1,14 процента. Щедрость России значительно превосходила даже расточительность лидеров списка развитых стран - Великобритании и США (2,38 процента и 2,21 процента соответственно).

В 2011 году расходы на правоохранительную деятельность в России были снижены и составили 2,78 процента ВНП. При этом расходы непосредственно на полицию заметно выросли - с 27-28 процентов (в 2009-м) до 33,8 процента от общего объема расходов на правоохранительную деятельность. Формально по этому показателю Россия продолжает отставать от других стран, в большинстве из которых полиция получает от 45 до 60 процентов всех средств, направляемых на правоохранительную деятельность, указывают эксперты. Впрочем, если при расчете учесть траты на все ведомства, которые фактически выполняют полицейские функции (внутренние войска, пограничную службу, ФСБ, миграционное ведомство и службу по контролю за оборотом наркотиков), то окажется, что доля расходов на полицейскую деятельность в России возрастает до 61 процентов, что соответствует типичной структуре расходов на полицию в большинстве стран.

Россия на каждого полицейского тратит 20,6 тысячи долларов в год. Белоруссия - 6,85 тысячи долларов, подсчитали эксперты. Это самые скромные суммы из всех выбранных стран в абсолютном выражении, но они составляют приличные доли в ВНП обеих стран - по 0,93 процента. Наибольшие суммы на оснащение и вознаграждение полицейских тратят в развитых странах - Норвегии (больше 247 тысяч долларов ежегодно) и Нидерландах (больше 212 тысяч долларов). Впрочем, для Норвегии эта сумма составляет всего 0,5 процента ВНП, а для Нидерландов - 0,98 процента ВНП. В этом смысле дороже всех платит Великобритания, которой каждый полицейский обходится в 1,62 процента ВНП (210,3 тысячи долларов).

На основании всех этих расчетов эксперты выделили четыре модели организации полиции. Россия и Белоруссия составили группу стран, в которых при небольших совокупных расходах на полицию и относительно низких расходах на каждого полицейского очень велика численность полицейских (так называемая "дешевая полиция"). Развитые страны (Скандинавские, страны Западной Европы и США) включены в группу, которая содержит немного полицейских, немного тратит на полицию в целом, зато много тратит на каждого из полицейских в отдельности (здесь "дорогая полиция"). Третий путь олицетворяют восточноевропейские страны: довольно высокие расходы на полицию в целом, средняя численность полиции и не слишком большие траты на каждого полицейского в отдельности. Единственная страна, реализующая четвертую модель - Великобритания. Она много тратит и на полицию в целом, и на оснащение каждого полицейского в отдельности, при этом полицейских в стране немного.

Несмотря на разницу в моделях организации полиции в разных странах, эксперты попытались выделить показатели, которые бы помогли оценить ее результативность и эффективность. Одним из критериев результативности полиции исследователи посчитали численность зарегистрированных преступлений на 100 тысяч человек за 2009 год. Наибольшее число таких преступлений было в Швеции - больше 15 тысяч. В Восточной Европе лидировала Венгрия - чуть меньше четырех тысяч преступлений. Список бывших советских республик возглавила Россия - больше 2100 зарегистрированных преступлений в год. В Южной Африке - единственной развивающейся стране, представившей статистику - регистрировалось чуть больше 307 преступлений. "Очень часто высокий уровень зарегистрированной преступности ассоциируется не с плохой криминальной обстановкой в стране, а с лучшим доступом к полиции и большим уровнем доверия к ней", - отмечают при этом эксперты. В странах с более высоким доходом на душу населения - выше и зарегистрированный уровень преступности, указывают авторы исследования, приводя соответствующие расчеты. В странах с низкими доходами люди предпочитают сообщать властям о серьезных преступлениях, а об остальных умалчивают, полагают эксперты.

В такой ситуации единственный объективный критерий для оценки уровня насилия в стране - количество убийств на 100 тысяч человек населения, делают вывод эксперты. В этом случае на первое место выходит Южная Африка с 33,8 убийствами в 2009 году. Россия занимает четвертое место - с 11,2 убийствами после Бразилии и Нигерии. Уровень убийств в России - самый высокий из всех европейских стран. Также высоки показатели убийств в Казахстане и Белоруссии (10,3 и 5,9 на 100 тысяч населения, пятое и седьмое места в списке соответственно). В сочетании с малым количеством регистрируемых преступлений в целом это позволяет сделать вывод о нерезультативности постсоветской модели организации полиции, заключают авторы исследования. "С насильственной преступностью справиться не удается, зато в России и Белоруссии правоохранительные системы являются самыми репрессивными - среднее число заключенных в этих странах в три раза превосходит среднее число в любой из других стран", - отмечается в исследовании.

Предположения о низком уровне доверия к российской полиции подтверждаются результатами опросов населения. В частности, опрос, проведенный в 2011 году институтом Гэллапа (Gallup World Poll), показал, что российская полиция пользуется доверием наименьшего числа своих граждан - 31 процента. Примерно тот же уровень доверия к своей полиции демонстрируют украинцы - 36 процентов. Таких низких показателей нет больше нигде: даже в ЮАР и Нигерии полиции доверяет 58 процентов и 51 процент граждан соответственно. Белорусская милиция пользуется доверием 50 процентов населения. А самый высокий уровень доверия к своей полиции демонстрируют грузины - 88 процентов.

Эксперты усмотрели связь между моделью устройства полиции в стране и уровнем доверия к ней: доверие к полиции высоко в странах, где небольшое количество полицейских хорошо финансируется. В странах со средним уровнем финансирования и средней численностью полицейских уровень доверия также высок - больше 65 процентов. Там же, где за основу взята экстенсивная модель (и численность, и финансирование полиции велики), уровень доверия к ней низок. К последним странам относится и Россия.

Проблема российской полиции заключается не в ее неспособности расследовать преступления, а в том, что общество считает ее бесполезным органом, не способным выполнить свои функции по обеспечению безопасности, заключают авторы исследования. Среди главных задач реформы полиции эксперты выделяют повышение уровня доверия к ней населения. А индикатором повышения уровня доверия будет увеличение числа зарегистрированных преступлений, отмечают они.

Один из лидеров армянской преступной группировки в США признал себя виновным
akshin64
В пятницу, 23 октября, в Нью-Йорке признал себя виновным в рэкете, мошенничестве, отмывании денег и краже личной информации уроженец Армении Давит Мирзоян. Все эти преступления он совершил при осуществлении заговора с целью выкачать более ста миллионов долларов из системы «Медикэр», существующей в США для оказания медицинской помощи престарелым.

Мирзоян был арестован почти два года назад в Лос-Анжелесе одновременно с другими членами преступного синдиката, костяк которого составляли иммигранты из Армении или граждане этой страны. Всего тогда были арестованы свыше 50 человек на Западном и Восточных побережьях США. По этому случаю федеральный прокурор Восточного округа Нью-Йорка Прит Бхарара провел специальную пресс-конференцию, где он заявил о раскрытии крупнейшей в истории мошеннической схемы в федеральной программе медицинской помощи престарелым. Обвиняемые, используя украденные ими данные, открыли 118 фиктивных медицинских клиник в 25 американских штатах. Они предъявили к оплате через систему «Медикэр» счета на общую сумму около ста миллионов долларов за медицинские услуги, которые никто на самом деле не оказывал, и никто не получал. По словам Бхарары, преступники успели мошенническим путем получить 35 миллионов долларов прежде, чем они были арестованы.

Федеральный прокурор Бхарара назвал раскрытую преступную группу «международной», подчеркнув, что ее руководители имели тесные связи с Арменией, регулярно совершая поездки в эту страну и приобретая там недвижимость на средства, полученные преступным путем в США. Бхарара сравнил эту группировку с «классической Cosa Nostra», добавив, однако, что «с точки зрения нелегальных доходов, географического охвата и амбициозности, традиционная мафия могла бы позавидовать этой армяно-американской группировке».

Около года назад признал себя виновным по этому делу «вор в законе» Армен Казарян по кличке Пзо, возглавлявший армянскую мафию в США. По словам главы нью-йоркского отделения ФБР Дженис Федарчик, Казарян стал «первым евразийским вором в законе», арестованным в США с тех пор, как в 1995 году здесь был задержан Вячеслав Иваньков (убитый в 2010 году в Москве – М. Г.), и первым «вором в законе», которому в США предъявлены обвинения в рамках закона РИКО, предполагающего строгие уголовно- и гражданско-правовые наказания для лиц, вовлеченных в «систематическую организованную преступную деятельность».

Как сообщала московская «Новая газета» со ссылкой на источник в российских спецслужбах, Казарян был «чем-то типа смотрящего» в Лос-Анджелесе от криминального авторитета Деда Хасана.

По данным следствия, Давит Мирзоян осуществлял непосредственное руководство деятельностью армянской преступной группировки в Лос-Анжелесе, в то время как в Нью-Йорке эту функцию исполнял Роберт Терджанян. «Организация Мирзояна-Терджаняна», как ее именуют в обвинительном заключении, занималась мошенничеством, рэкетом, кражей личных данных, подделкой кредитных карт, отмыванием денег, продажей наркотиков, вымогательством, противозаконным распространением сигарет и даже контрафактной «виагры». В обвинительных документах также говорится, что преступники вводили в заблуждение иммиграционные власти США и, «с помощью представителей иностранного правительства, устраивали так, что это правительство отказывалось принимать депортируемых из США лиц, таким образом, лишая американские власти возможности выдворить их из страны на родину».

Комментируя признание вины Мирзояном в пятницу, федеральный прокурор Бхарара назвал его «криминальным паразитом, присосавшимся к системе здравоохранения нашей страны». Прокурор добавил, что признание преступником его вины сделает неотвратимым его наказание. Мирзояну грозит 75 лет тюремного заключения, но обычно при вынесении приговора суд смягчает наказание в случае досудебного признания вины, особенно если обвиняемый согласится дать показания против своих подельников. Было ли достигнуто такое соглашение с Мирзояном неизвестно. Приговор ему должен быть вынесен 6 февраля 2013 года.

За 23 года в США освободили 2000 ошибочно осужденных
akshin64
С 1989 года в США были освобождены более 2000 человек, которых по ошибке признали виновными в тяжких преступлениях. Об этом говорится в исследовании, проведенном двумя американскими университетами.

Как отмечается в публикации Associated Press, официально подобная статистика не ведется. Данные были собраны в юридической школе Университета Мичигана и в Центре по изучению ошибочных приговоров юридической школы Северо-западного университета. Авторы проекта, как сообщает Los Angeles Times, называют эту базу данных наиболее полной из тех, которые до сих пор были составлены.

Больше всего информации по 873 случаям - эти люди в сумме провели в тюрьме более десяти тысяч лет. 93 процента из них - мужчины, 50 процентов - афроамериканцы. 37 процентов были впоследствии оправданы при помощи анализа ДНК. В половине случаев выносился приговор по делу об убийстве, в 101 случае это был смертный приговор. Больше трети из этих 873 дел была связана с нападениями на сексуальной почве.

По оценкам исследователей, в год в США выносится около миллиона обвинительных приговоров по делам о тяжких преступлениях.

Наркомания – болезнь, а не преступление
akshin64
Администрация Обамы объявила о новой политике по борьбе с незаконным употреблением наркотиков, в которой основное внимание будет уделяться профилактике и лечению наркоманов, а не их массовым арестам и лишению свободы.

Новую стратегию анонсировал во вторник 17 апреля директор управления Белого дома по национальной политике в области контроля за наркотиками Джил Керликовске. По его словам, в рамках этой политики наркомания рассматривается как излечимое заболевание, а не как преступление, что должно положить конец непрерывному циклу, ведущему от употребления наркотиков к преступлению, тюрьме и повторному аресту.

Керликовске заявил, что пришла пора осознать, что старыми методами проблему наркотиков в США просто не решить.

Новая политика вводится в тот момент, когда незаконное употребление наркотиков в США идет на спад. Управление Джила Керликовске во вторник выпустило доклад, в котором указывается, что употребление кокаина за период с 2006 по 2010 годы сократилось на 40%, а метамфетаминов – наполовину.

На проходившем на прошлой неделе Всеамериканском саммите ряд лидеров латиноамериканских стран выразили сомнения в эффективности «войны с наркотиками», которую ведут Соединенные Штаты. Президент США Барак Обама отверг предложения президента Колумбии Хуана Мануэля Сантоса и других лидеров к легализации наркотиков, что, с их точки зрения, может стать более эффективной и менее затратной альтернативой «войне» с ними.

Коннектикут может отменить смертную казнь
akshin64
Законодатели Коннектикута проголосовали за отмену смертной казни.

Палата представителей штата, в которой большинство составляют демократы, проголосовала за отмену смертной казни в среду. Это решение поддержали 88 членов палаты, против выступили 62. Неделей ранее за соответствующий законопроект проголосовал Сенат штата. Он предусматривает замену исключительной меры наказания пожизненным заключением без права условно-досрочного освобождения.

Аналогичная попытка предпринималась в прошлом году. Тогда дебаты об отмене смертной казни проходили на фоне получившего широкую огласку судебного процесса над одним из двух подозреваемых в жестоком убийстве трех человек – матери и двух дочерей – в 2007 году. Отец убитого семейства открыто выступил против отмены смертной казни, к которой в конечном итоге были приговорены оба подсудимых.

Принятый законопроект направлен губернатору Дэннелу Маллою на подпись.

За последний 51 год смертный приговор в Коннектикуте приводился в исполнение лишь однажды – в 2005 году. Если законопроект будет принят, его действие не распространится на 11 человек, ожидающих казни (двое из них осуждены за расправу 2007 года).

В случае подписания законопроекта губернатором Коннектикут станет 17-м штатом США, отменившим смертную казнь. За последние пять лет от использования высшей меры наказания отказались в Иллинойсе, Нью-Йорке, Нью-Джерси и Нью-Мексико. В ноябре вопрос об отмене смертной казни может быть вынесен на референдум в Калифорнии.

Приговор Виктору Буту
akshin64
Федеральный суд Южного округа Нью-Йорка в четверг вечером приговорил россиянина Виктора Бута, признанного в ноябре прошлого года виновным в сговоре с целью продажи оружия группировке «Революционные вооруженные силы Колумбии» (FARC), к 25 годам лишения свободы. Прокуроры просили суд приговорить Бута, которого американские СМИ окрестили «торговцем смертью», к пожизненному заключению.

Сам россиянин своей вины не признал, а его адвокат Альберт Даян называл дело «политическим» и просил судью отменить обвинительный вердикт и отпустить Бута на свободу.

Адвокат Альберт Даян, обращаясь к журналистам после вынесения приговора, констатировал, что «25 лет было минимальным сроком, к которому он (Виктор Бут – М. Г.) мог быть приговорен». «Судья могла дать ему пожизненный срок, но она этого не сделала, – с удовлетворением подчеркнул адвокат. – Виктор благодарен судье за то, что она внимательно рассмотрела все обстоятельства этого дела. Мы намерены опротестовать приговор в апелляционном суде и, если понадобится, в Верховном суде».

По словам Даяна, реальный срок заключения Бута может составить около 18-и лет. Россиянину могут засчитать четыре года, проведенные в тюрьме со времени.

Опротестовать вынесенный приговор может и прокуратура, если сочтет его слишком мягким. Ведшие процесс прокуроры не вышли к журналистам, а федеральный прокурор Прит Бхарара в своем заявлении назвал вынесенный приговор «подобающим завершением карьеры представляющего огромную опасность международного торговца оружием». «В течение многих лет Виктор Бут был врагом номер один, поставляя оружие в конфликтные зоны по всему миру, – заявил Бхарара. – Наконец, он был привлечен к ответственности в американском суде за то, что согласился продать оружие военного образца террористической группировке, ставящей своей целью убийства американцев».

Вагиф Самедоглы: Прогулки в прошлое…
akshin64
Порой меня охватывает непреодолимое желание вернуться в прошлое, где по весне цвели и одуряюще пахли акации, где мои родители были молоды и все тяготы жизни, горе, болезни и невзгоды еще не случились… Во времена, когда я переживал свою детскую любовь и сломя голову несся куда-то по своим мальчишеским делам, когда двор и друзья были главным делом моей жизни…

Я родился в самом центре Баку, на улице Фиолетова, 6. Неподалеку от нас находился универмаг, который сейчас называют Старым, а тогда он был единственным. Внизу нашего дома располагалось ГАПУ – государственное аптечное управление, а прямо напротив ломбард, с которым у меня связано самое первое и самое сильное впечатление от столкновения с суровым взрослым миром. И моя память словно спотыкается, останавливаясь на одном из самых жутких воспоминания детства… Десятки женских лиц, прочерченных почти графическими морщинами. Они стоят в скорбном молчании, лишь изредка перешептываясь друг с другом. Эту безысходную неподвижность лишь иногда нарушает нервное движение беспокойных обветренных рук, перебирающих бахрому на стареньких платочках… Они ждут открытия ломбарда, чтобы заложить каким-то чудом сохранившиеся после войны вещи, потому что их семьям почти нечего есть. А рядом сверкает и ломится от изобилия Продмаг… И я, глотая горькие детские слезы, со всех ног бегу на свой четвертый этаж, домой, в свой счастливый мир, где всегда хорошо…


Я жил в очень интернациональном доме, и у нас во дворе была четверка закадычных друзей – я, Зика (Зейнаддин, сын дворника Каватулина), Славик Горелко и Захар-Крысоед. А на первом этаже жила моя первая любовь… Ляля… Лялечка… Она ходила в балетную школу, и мы с ней обо всем заранее договорились. На четвертом этаже, где была наша квартира, мы будем жить, а на первом у нас будет что-то вроде мастерской и балетного зала. То лето 1948 года я не забуду никогда… На каникулах я с родителями уехал в Кисловодск, а она с мамой отправилась погостить к родственникам в Ашхабад. С каким же нетерпением я ожидал нашей встречи! Я даже купил для нее фосфорическую статуэтку балерины… Когда, наконец, я вернулся в Баку, то сразу же бросился к ней. Но во дворе меня окружили старушки: «Вагифчик, не ходи туда». Как не ходить?! Она же написала мне, когда приедет, и, значит, уже должна быть в Баку! «Нет больше Лялечки…. Она погибла… В Ашхабаде было землетрясение». Описать словами то, что в этот момент произошло в моей душе, наверное, невозможно. Мне казалось, что все вокруг меня остановилось… Исчезли звуки, запахи и даже краски слились в какой-то бешено вращающийся вихрь. Я стоял, прижимая к своей груди эту фосфорическую статуэтку балерины, и никак не мог понять этих безысходных слов… Ляли больше нет, и я ее никогда больше не увижу… Мне было восемь лет, и в мою жизнь впервые вошло это страшное слово – «никогда»…


И еще была жуткая история, но уже с другой девочкой – Катей. Она жила на пятом этаже. Пятый этаж старинного дома – это почти как восьмой нынешнего. Нам с ребятами не хватало одного человека для какой-то игры во дворе. Мы стали дружно ее кричать: «Катя, выходи!» А у нее был сильно пьющий отец. Когда она собралась во двор, он как будто взбесился, и ни в какую не захотел ее отпускать. Катя стала плакать, просить. Тут он, совсем уже озверев, со словами: «А-а! Хочешь к ребятам, ну иди»… выкинул ее в окно, прямо нам под ноги. Славик Горелко весь был не только в крови, но и вообще во всем, что остается от человека… Моя мама тут же позвонила отцу (известный писатель Самед Вургун - ред.). Когда он пришел, то сразу же достал свой пистолет, подарок маршала Рокоссовского, и кинулся на лестницу. Но в этот момент наш сосед, дядя Сабзали, бросился к папе, обнял его ноги и начал неистово кричать: «Бурахмарам, бурахмарам! Ты что, Самед! Из-за этого мерзавца хочешь погубить себя?» Прокурор республики Эфендиев, который тоже жил в нашем дворе отнял у папы пистолет, и сказал мне, чтобы я его куда-нибудь спрятал…

Однако в моей юности были не только трагические события. Было и много смешного. Когда на экранах появился фильм «Чапаев», все мальчишки буквально сошли с ума. Как же – герой, красный командир, который побеждал всех врагов! Однажды я откуда-то возвращался домой, и вдруг вижу, как мне навстречу идут очень грустные Зика, Славик и Захар.

– Ребята, что случилось? – спрашиваю их.

– Э-э, Чапаева посмотрели, Вагуля. Погибает он в конце!

Я моментально сориентировался и говорю:

– А где вы его смотрели?

– В кинотеатре «Вэтэн».

– Дураки, идиоты! Кто же смотрит Чапаева в «Вэтэн»? Вот в «Аразе» Чапаев переплывает реку и побеждает!

– Не может быть!

– Честное слово.

Они не пошли, они сломя голову побежали в «Араз». А через два часа со двора раздался вопль:

– Вагиф! А ну спускайся!

– Нет, ребята. Я лучше дома останусь…

И Зика, поняв, что меня никак не выманить, заорал:

– Тогда хотя бы брось три рубля, а то я у мамы взял на билеты…


Когда я немного подрос, кино и джаз стали для меня всем. Мы и джаз учились играть по кинофильмам, не у всех же были пластинки! Я учился в одной школе с Вагифом Мустафазаде, и мы иногда по пять раз в день смотрели фильмы, где играли джаз, а потом тут же бежали или к нему в Крепость, или ко мне домой, чтобы тут же проиграть запомнившуюся мелодию. Об этом мало кто знает, но Вагиф прекрасно исполнял мейхану. В садике Сабира собирались крепостные авторитеты – джаилы, платили нам деньги – мне, Вагифу и Рафику Закя, моему однокласснику и будущему поэту, и мы говорили мейхану. Лучше всех был, конечно же, Вагиф. Он был безмерно талантливым человеком…


В Баку был знаменитый на весь город Клуб железнодорожников, который мы называли Желдор. Здесь собирались самые лучшие джазисты, в том числе и знаменитый на весь Союз Вова Любенский – высокий, красивый, с золотистыми волосами парень, чем-то похожий на молодого Ельцина. А летом практически все бакинские музыканты выезжали на курорты – Кисловодск, Ессентуки, Пятигорск…

В моем представлении жители Баку, собственно говоря, это так и было на самом деле, подразделялись на несколько групп, отличающихся друг от друга и музыкой, и литературой, и одеждой, и традициями… Юхары мяхялля, или, как ее еще называли, Даглинка, был чисто азербайджанским районом города. Из головных уборов крепкие и суровые мужчины, населявшие этот квартал, предпочитали кепку-восьмиклинку, «сяккиз гулаг», зимой облачались в длинное пальто, а у «битых» даглинцев, то есть у уголовников, пальто обязательно было без пуговиц, чтобы при случае можно было его быстро скинуть и убежать, и носили его как бушлат, просто запахиваясь. Что же касается музыки, то всем жанрам они предпочитали мейхану. Кстати, во времена моей юности мейхана, впрочем, как и джаз, была запрещена. Главная опасность, которую советский тоталитаризм усмотрел в этом жанре, заключалась в том, что мейхана была стопроцентной импровизацией, абсолютно не поддававшейся контролю и цензуре. Поэтому власть поступила «просто и со вкусом» – мейхану запретила.


Совершенно другим местом было Баилово. Это был смешанный по национальному составу район, но в основном там жили русские. Это были простые ребята, родители которых работали в Каспаре, судоремонтном заводе, на 20-м участке, замечательные коллекционеры и лучшие в Баку ремесленники и мастера по ремонту фотоаппаратов, радиоприемников и прочей бытовой техники. Музыка там звучала в основном русская – песни, романсы под гитару или баян… Именно на Баилово я впервые услышал песни Вертинского. Был у меня такой приятель – Коля Боярцев. Его мама, аккомпанируя себе на гитаре, исполняла задушевные романсы и рассказывала нам о Вертинском, который в конце войны приезжал с концертами в Баку. От нее же я услышал очень интересный рассказ о том, как Маяковский, перепрыгнув оркестровую яму нашего оперного театра, буквально вылетел на сцену, чтобы прочитать бакинцам свои громогласные стихи.


Кстати, именно на Баилово находился тогда «Птичий базар», на котором собирались лучшие бакинские аквариумисты. В тот период мы с братом держали рыбок, поэтому постоянно ходили туда по воскресеньям. Я очень хорошо помню Михаила Ивановича – он был одним из первых, кто в Баку взял приплод от скалярий. А я был первым азербайджанцем, который взял приплод от скалярий. Тогда же не было таких технических приспособлений для аквариума, как сегодня. Все это делалось вручную, ежедневно менялась вода, промывались камушки и водоросли, и вся наша квартира постоянно была мокрая. Родители, конечно же, кошмарно относились к нашему увлечению, но терпели, так как считали, что это лучше, чем болтаться по двору…


Завокзальная улица была очень колоритным местом и по своим обычаям, и по своему национальному, вернее, интернациональному составу, и, конечно же, благодаря пристрастию к блатной музыке…


Но самым главным местом Баку был, безусловно, центр. Уже начиная с середины 40-х годов, его населяли прожженные западники, а чуть позже, и стиляги. «Центровые» буквально бредили джазом, который находился под запретом, причем не только в СССР, но и в фашистской Германии. Но если у Гитлера джаз считался музыкой чернокожих и был отменен из чисто расистских убеждений, то в нашей стране Сталин, устами Горького, объявил джаз «музыкой толстосумов», хотя перед войной в Баку уже были потрясающие джаз-оркестры. А после войны в брешь, которая образовалась после приоткрытия «железного занавеса», на нас обрушились Кафка, Пикассо, Брехт, Ремарк, Хемингуэй, Феллини… Это был совершенно другой взгляд на мир, другой язык, который просвещенные, интеллигентные бакинцы моментально освоили…

Вот так в Баку и уживалось четыре совершенно разных проявления городской жизни, и все запрещенные – мейхана, джаз, блатная музыка и романсы Вертинского…

Конечно же, в магазинах были вещи, и мы их покупали и носили. Я до сих пор помню все товары 40-50-х годов, которые тогда продавались – фотоаппараты, авторучки, записные книжки, игрушки, мебель… А потом, в начале 50-х годов начали появляться очень качественные китайские вещи. Это сейчас все, что сделано в Китае, ассоциируется с плохим качеством, а в то время китайские товары под маркой «Дружба» были суперкачественными – сорочки, белье, модные макинтоши за 240 рублей сталинских послереформенных денег. Надо сказать, что это была жуткая и бесчеловечная реформа, многие люди так и не успели поменять свои деньги. У нас дома тоже осталось две толстые пачки красных 30-рублевок. Тогда бумажные деньги номиналом в 1, 3 и 5 рублей были вертикального написания, а 10, 20, 30, 50, 100 были горизонтальными. Причем 50-ти и 100-рублевки по размеру были гораздо больше остальных купюр. Но лично в моей жизни эти «необмененные» деньги сыграли весьма приятную роль… В нашем дворе жила девочка Танечка. Я давал ей по пять штук этих самых тридцатирублевок и целовал в щечку под лестницей… Я успел отдать ей где-то пятнадцать купюр, но однажды, когда я в очередной раз обратился к ней с этим предложением, она так мне заехала: «Подлец! Это уже не деньги!».


Я тоже был стилягой, но не таким дотошным, как большинство. Ведь многие бакинские стиляги даже носков советских не носили! Многие специально ездили в Москву и приобретали там вещи у иностранцев или спекулянтов. Уже потом эти деловые люди стали называться фарцовщиками. На улице Азизбекова жил такой Фима Либерман, у которого была потрясающая коллекция пластинок фирмы «Columbia», предмет зависти всего города, и за которыми он по нескольку раз в году ездил в столицу. Иногда ему что-то перепадало от посольских работников. Помню, как однажды Фима мне сказал: «Вагуля, мне американцы отдали пластинки практически бесплатно – за три рубля десяток дисков». В начале 90-х, когда Фима собрался уезжать в Израиль, он мне позвонил: «Если хочешь немедленно приезжай и забери всю коллекцию за три тысячи долларов». Тогда я не смог достать таких денег… До сих пор я не знаю, у кого сейчас находится его прекрасная коллекция…

После войны в кинотеатрах шли так называемые трофейные фильмы, и прямо в начале на экране возникали титры – «Этот фильм взят в качестве трофея после победы над фашистской Германией». Это были в основном вестерны и музыкальные фильмы, хотя «Серенаду Солнечной долины» показывать не разрешали. Но у того же Фимы Либермана она была на узкой пленке. Иногда он устраивал просмотры для своих знакомых, мы собирались у него веселой толпой, брали выпивку, закуски… Интересно, что на голливудские фильмы обязательно приходили знаменитые бакинские портные – Геллер, Толя Волков, Вели. Мастерами они были потрясающими и шили идеально, один к одному как в американском кино. А самой знаменитой, и потому труднодоступной женской портнихой была Анна Иосифовна, у которой шили свои наряды состоятельные женщины, жены известных писателей, поэтов, музыкантов, и моя мама в том числе. В то время новые платья и даже туфли шились к каждой театральной премьере в оперном театре или Аздраме. В Русскую драму тогда одевались более демократично, потому что туда ходила в основном публика среднего достатка. А в Аздраме и оперном собиралась вся элита Баку – писатели, композиторы, музыканты, зубные техники, гумарбазы и знаменитые театральные карманники высшей квалификации. Был в Баку такой известный Назим, который действовал точно так же, как и герой Евстигнеева из фильма «Место встречи изменить нельзя». Он появлялся в театре в шикарном костюме с красивой женщиной под ручку, обязательно вытаскивал у кого-то номерок, и его спутница уходила в шубе. Ведь тогда и шубы были лучше, чем сейчас – настоящие русские шубы из чернобурки или песца, купленные в Ленинграде на Всемирном аукционе пушнины. Еще были специалисты по «изъятию» золотых часов и серебряных портсигаров. Был такой знаменитый Кямал, который на каждой премьере снимал по две-три пары золотых часов. Но этот Кямал знал наизусть всю азербайджанскую драматургию! А после спектакля он устраивал щедрые фуршеты в ресторанах АЗНИТО или «Новая Европа», приглашал туда ведущих актеров и обязательно дарил одни золотые часы лучшему, по его мнению, актеру. Однажды и я, совсем еще молодой человек, побывал на одном из таких застолий. Подвыпивший Кямал вдруг встал и начал наизусть читать пьесу моего отца «Вагиф». На второй картине я попробовал его остановить: «Кямал, мне не нужно это читать». «Нет, – сказал он, – подожди. Смотри, как Самед Вургун здесь сказал». И с наслаждением продолжил свою декламацию. Вот такие были тогда в Баку уникальные карманники…


А еще Баку был знаменит своими… проститутками. Некоторые «дамы легкого поведения», азербайджанки по национальности, тусовались в центре и одаривали своим вниманием председателей колхозов и других важных начальников, которые приезжали в Баку из районов. Иногда их услугами пользовались и бакинские мужчины. Так вот последние, завидев их где-нибудь на центральных улицах, тут же старались незаметно ретироваться, так как эти жрицы любви могли, что называется, открыть свой рот и опозорить их на весь город… Были и русские проститутки со смешными прозвищами – Лисичка, Австриячка, Кадилка, которую так прозвали за то, что она, несмотря на свою «древнейшую профессию», была верующей и ходила в церковь.


Кстати, о церкви… В церковном хоре, как это не парадоксально, пели артисты оперного хора, в основном, азербайджанцы. Артистам же всегда мало платили, и они тайком, приработка ради, исполняли псалмы. Да и хор радио тоже там промышлял. Однажды я шел мимо синагоги, и вдруг вижу, как оттуда выбегает мой друг, Генка Занис (его отец был бухгалтером в Союзе писателей). Он нервно меня окрикнул: «Вагуля! Иди сюда». И схватив меня в охапку, затащил в синагогу. Оказалось, что у них для какой-то молитвы не хватало двенадцатого человека. Генка, надев мне на голову кипу, сказал: «Ничего не говори, только качайся». И я, чтобы выручить друга, добросовестно прокачался всю службу… А так, по жизни, мы были атеистами. Но если моя бабушка вдруг видела во сне что-то нехорошее, она тут же посылала меня в церковь, чтобы я поставил там свечку. О том, чтобы пойти в мечеть мне, сыну Самеда Вургуна, моей маме, или даже его теще, и речи быть не могло – это было опасно. Но все равно Баку был очень патриархальным городом. И, несмотря на то, что тогда не разрешали праздновать Новруз Байрам, почти во всех домах перед праздником собирались женщины, и на керосинке или «буржуйке» пекли огромное количество сладостей. Причем, пекли не только для себя, но для того, чтобы обязательно угостить соседей. Угощать – это был непреложный бакинский закон. А потом и нас угощали, и на русскую Пасху у нас в доме бывало по десять-пятнадцать куличей… Но мы, мальчишки, любили этот праздник не только за куличи. В этот день мы специально ходили в церковь, чтобы целоваться. Правда, иногда к нам лезли с поцелуями старушки, но мы старались как можно быстрее от них избавиться, чтобы найти молодых девушек…


Были в Баку и свои городские сумасшедшие… Я хорошо помню глубоко больного человека по прозвищу Мишоппа. У него голова была размером в два кулачка, и плюс ко всему, какие-то мерзавцы приучили его курить анашу. Был еще один сумасшедший, Габиль, который очень любил писателей. Когда мой папа был вице-президентом Академии наук, он ходил на работу пешком. Габиль обязательно встречал его около Продмага, брал под руку, и вокруг них тут же собиралась целая толпа народа. А Габиль, захлебываясь от восторга, провожал папу до работы и всю дорогу читал ему стихи… Папа всегда шутил по этому поводу и говорил, что народ идет или за поэтом, или за сумасшедшим… Потом в Баку был такой Тарзан, которого так прозвали за то, что он кричал один к одному, как знаменитый киногерой. Был еще Орун – ему платили по рублю за каждые десять криков. Получив деньги, он хватался за ухо и начинал так пронзительно орать, что его было слышно на соседней улице…


В городе к ним относились по-разному – кто-то их подкармливал или давал немного денег, но встречались и такие негодяи, которые их обижали и даже били. Честно говоря, в начале 50-х годов Баку был беспокойным городом. Мальчишкам невозможно было спокойно ходить в кепках – обязательно украдут прямо с головы. Многие из городских ребят это знали, и старались не ходить параллельно трамвайным линиям. У хулиганов была своя техника по отъему головных уборов – они срывали кепку и на ходу запрыгивали в трамвай. Ничего не скажешь, профессионалы… И убийства были, и грабежи. Каждый год к лету распускали слухи, что в Баку понаехали ростовские воры. Об одесских, почему то, никогда не упоминалось. Помню, в то время не было прямого поезда до Кисловодска, и в Минводах приходилось пересаживаться на электричку. Начиная с Дагестана, на определенном участке пути по вагонам начинали метаться проводники с криками: «Закрывайте окна!» Потому что в окна закидывали веревки с крюками, и так иногда профессионально бросали, что могли вытащить даже чемодан. Такие были ловкачи! Особенно много уголовников, причем не только в Баку, но и вообще по всей стране, стало после смерти Сталина, когда Берия по амнистии выпустил на волю тысячи преступников…


Пролетела шумная, беспокойная юность с бесконечными играми и драками из-за девчонок. И вот я, уже вполне взрослый молодой человек, прогуливаюсь по Торговой. На этой улице собирались, порой, более тысячи человек, и все друг друга знали! Мой путь от кинотеатра «Низами» до кинотеатра «Азербайджан» занимал часа полтора, потому что со всеми надо было поздороваться, поговорить, да просто пожать товарищу руку! «Привет, чувак!» Молодежь на Торговой общалась на своем, особенном языке, и мы все понимали с полуслова. «Отхил Петрович» – мы уходим, «Кочумай» – молчи… В то время телефоны были не в каждом доме, и если мне нужно было увидеть кого-то из своих друзей, я просто одевался и шел на Торговую, и непременно их там находил… В чайхану мы не ходили. Чайхана была местом для взрослых, или как мы их называли для Ахулеман Стальских, то есть для солидных мужчин, носивших каракулевые шапки и пальто с каракулевыми воротниками…

А какие красивые девчата были на Торговой… Выпирала интернациональная кровь, потому что особенно красивые девушки были именно от смешанных браков. Но к девушкам у нас было очень уважительное отношение. Ухаживали, страдали, ночей не спали, конечно же, думали «о нехорошем», но чтобы это предложить или высказать? Никогда! Надо было помучиться минимум несколько месяцев, надо было звонить и преподносить цветы, в основном гвоздики… И пахли наши девушки как-то особенно приятно. Тогда же в магазинах не продавалось ничего особенного – ну «Красная Москва» или «Красный мак». Но какими-то путями, очень редко доставали и привозили французские духи. Публика была одета, в основном, конечно же, очень стильно, что было особенно заметно по воскресеньям, когда весь народ шел на бульвар демонстрировать свои платья, прически, туфельки. И вся эта нарядная толпа кругами ходила по бульвару, рассматривая друг друга. А на площади перед Музеем Низами нас учили танцевать. Балетмейстер взмахивал руками, и духовой оркестр, сверкающий медными трубами, начинал играть вальс, мазурку, краковяк. И мы со своими дворовыми девчатами неуклюже осваивали эти изящные танцы…


Ну, и выпивали, конечно… Тогда в любой будке, в которой торговали газировкой, можно было купить сто грамм и пикули. Особенно хорошо шла водочка после ноябрьской демонстрации: «Ики даня сиропнан (это для девушек), ве ики даня чистый (то есть водочку, это уже для ребят)»… (две с сиропом, две чистых - перев. с азерб.).


Торговая закончилась где-то с конца 60-х годов. До этого для иногородних выпускников ВУЗов был обязательный закон – после окончания института возвращаться к себе домой, в свой район. Потом этот закон убрали, и бывшие студенты стали оставаться в Баку. И Торговая начала постепенно хиреть… В Москве на центровых улицах Горького и в Охотном ряду этот процесс превращения города в «большую деревню» произошел гораздо раньше, чем у нас. Так что, нам еще повезло…

Безусловно, современный Баку стал немного другим городом. Мне было очень грустно за наше будущее до тех пор, пока не пристрастился к Интернету. Я с удивлением обнаружил, что в Баку прекрасная молодежь – умная, образованная, свободная в своих суждениях. Да, она процентов на восемьдесят русскоязычная, но она есть! А когда в городе есть такая молодежь, значит, у города есть будущее…

Вагиф Самедоглы

Ходжалинский геноцид
akshin64
20 лет назад в азербайджанском городе Ходжалы на глазах и при преступном молчании мирового сообщества было совершено одно из чудовищных преступлений против человечности, организаторами и исполнителями которого стали армянские националисты, некоторые из которых сегодня стоят во главе Республики Армения.

Клеймо ходжалинского палача и детоубийцы висит на экс-президенте Армении Роберте Кочаряне, на нынешнем президенте Серже Саргсяне, министре обороны Сейране Оганяне и десятках других армянских «героях».

Казалось бы, по поводу Ходжалинского геноцида сказано, показано и написано все что можно, но в этой трагедии пока остается открытым один вопрос — когда будут наказаны все повинные в этом зверском преступлении? О масштабе и глубине трагических событий февраля 1992 года в Ходжалы еще раз напомнила состоявшаяся на днях в Баку фотовыставка французского репортера, г-жи Фредерики Ленгейн, которая в то время находилась в Агдаме и снимала прибывающих сюда выживших, искалеченных, изуродованных и зверски убитых ходжалинцев: детей, женщин и стариков.

Увидев сделанные ею фотоснимки, невольно представляешь весь трагизм и ужас ситуации, в которую попало гражданское население азербайджанского города Ходжалы после его штурма со стороны армянских банд и 366-го МСП бывшей советской армии.

Все эти годы армянская сторона, прекрасно осознающая свою вину, пытается приводить всяческие «доводы» с целью снять с себя ответственность за геноцид азербайджанского населения и зверства в Ходжалы.

Такие «адвокаты», как армянский политолог Александр Манасян или чешская журналистка Дана Мазалова, делают все, чтобы скрыть от внимания мировой общественности сидящих в армянском руководстве истинных виновников Ходжалинского геноцида.

Многочисленные манасяны, мазаловы раскручивают старую армянскую ложь о том, что «существует множество фактов, что в уничтожении мирного населения в Ходжалы повинна сама азербайджанская сторона, которая якобы и контролировала местность, где произошли кровавые события ночи 26 февраля 1992 года». В подтверждение своей лжи они, в частности, ссылаются на слова экс-президента Аяза Муталибова. И это несмотря на то, что неоднократно в своих интервью сам Муталибов разоблачал ложь армянских СМИ, исказивших его слова.

«Ссылки на мое мнение о том, что Народный фронт организовал или способствовал падению Ходжалы, — это беспардонная ложь и бред», — отмечал он.

Другой «козырной» картой армянской агитмашины в вопросе Ходжалы являются слова и фильм чешской журналистки Даны Мазаловой, которая клянется в том, что армяне оставили «гуманитарный коридор» для выхода ходжалинцев из захваченного города. А для пущей уверенности Дана ссылается на российскую журналистку Викторию Ивлеву, которая утром 26 февраля 1992 года вместе с военными 366-го МСП находилась в Ходжалы.

«Собака лает, а караван идет», — весьма метко сказала Виктория Ивлева по поводу лжи в ее адрес со стороны проплаченной армянской стороной чешской журналистки Даны Мазаловой.

В.Ивлева, находившаяся в Ходжалы в феврале 1992 года после штурма города армянскими бандитами, сделала уникальные снимки, на которых запечатлено армянское мародерство на фоне расстрелянных азербайджанских женщин и детей.

В.Ивлева жестко отреагировала на снятый Даной Мазаловой фильм по инициативе армянской стороны о Ходжалинских событиях. В фильме лживо утверждается, что на подступах к Ходжалы был так называемый «гуманитарный коридор», якобы оставленный армянскими бандитами для выхода ходжалинцев из города. При этом автор ссылается на В.Ивлеву.

«Имя Даны Мазаловой мне ничего не говорит, и я не знаю проплачена она или нет армянской стороной, эта Мазалова лжет и поэтому никогда не сможет приехать в Азербайджан, а я езжу и в Армению, и в Азербайджан.

Мазалова лжет по поводу того, что я была в Ходжалы в момент штурма и якобы ходжалинцы и я уходили по «гуманитарному коридору», оставленному нападавшими армянскими подразделениями. Я всегда честно выполняю свою работу и не реагирую на таких, как Дана Мазалова. Как говорится, «собака лает, а караван идет»», — отметила Ивлева.

«В докладе правозащитного центра «Мемориал» относительно массовых нарушений прав человека при штурме города Ходжалы ясно сказано, что никаких листовок и предупреждений со стороны армянских отрядов по поводу их намерения штурмовать город не было обнаружено. То есть армянская сторона не смогла предоставить «Мемориалу» ни одной копии этих листовок, и, во всяком случае, если и были вообще эти листовки, то до ходжалинцев они не дошли», — сказала российская журналистка Виктория Ивлева.

По поводу «гуманитарного» коридора, в котором из заранее заготовленных засад армянские головорезы нападали и расстреливали бегущих ходжалинцев, В.Ивлева сказала: «Если бы знала — не сомневайтесь, попыталась бы туда попасть, и, возможно, сейчас лежала бы на каком-нибудь тихом сельском кладбище — кто знает».

В.Ивлева вспоминает, что тогда в Ходжалы она прятала под курткой новорожденного ребенка, когда пленных ходжалинцев везли армянские отряды. «Я смогла побывать в городе Ходжалы после штурма и сделать ужасные снимки, на которых запечатлены дети, женщины, погибшие при захвате Ходжалы. По фотоснимкам видно, что по ходжалинцам стреляли с близкого расстояния на поражение и город подвергли жесткому ракетно-артиллерийскому обстрелу», — констатировала В.Ивлева.

О том, какие зверства творили армянские бандиты и 366-го МСП, в своем секретном отчете российскому командованию тогда написал начальник спецотдела (№02270) 366-го мотострелкового полка полковник В.Савельев.

В отчете, в частности, говорится:

«...Не имею желания умалчивать эти факты, которые происходили на моих глазах. Не могу забыть расстрелянных людей, детей и стариков, беременных женщин. Пусть меня простят азербайджанцы за то, что я был не в силах противостоять этим кровавым событиям…

Полковник Е.Зарвигоров, командир 366-го мотострелкового полка и другие ответственные лица, с разрешения армейского окружного командования объединились с армянами в подавлении огневых точек в направлении Ходжалы. В результате, собрав за день 49 азербайджанцев на площадь, расстреляли их.

По поручению начальника штаба подполковника Сергея Краумнина командир первого мотострелкового батальона полковник Аркадий Моисеев, командир второго батальона майор Серж Оганян, командир третьего батальона майор Гавриил Набоких, капитан Исхак Лиходеин и другие одновременно с обстрелом Ханкенди занимались сепаратизмом, так как во время вывода мирного населения больше заботились об армянах. В результате во время переселения (хотя оно осуществлялось не полностью) было убито 58 азербайджанцев.

Был случай, когда я не смог оказать помощь восьми-девятилетней девочке, получившей пулевое ранение в десяти шагах от меня.

Те, кто непосредственно участвовал при выводе полка и передаче вооружений армянам: генерал-полковник Громов, генерал-лейтенант Греков, генерал-лейтенант Оганян, депутат Андронов, полковник Е.Зарвигоров (впоследствии генерал), полковник Крауле...

Четвертая армия (в советское время штаб находился в Баку) создала условия для участия бойцов 23-й мотострелковой дивизии в Ходжалинской операции.

В те дни армяне — сотрудники студии «Оператор-II» (Жюль Барелян, Шерик Ситарян) из Франции снимали на пленку сжигание тел погибших азербайджанцев в Ходжалы.

По словам офицера Ивана Карабельникова, это случилось в небольшой холмистой местности на северо-востоке от Ходжалы.

Собрав тела убитых азербайджанцев в «КамАЗ» под номером 02-19 ММ, армяне разожгли большой костер. Ненависть заложена в природе армян. Она беспредельна. Я так и не смог понять, откуда такая ненависть.

А вот список некоторых чинов, которые объединились с армянами, убивали пленных азербайджанцев с наслаждением и по одиночке: заместитель командира полка по тылу, полковник Байлуков; командир первого батальона, полковник И.В.Моисеев; командир второго взвода, майор С.И.Оганян; командир третьего взвода, майор Набоких; начальник штаба первого батальона, майор В.И.Читчиян; начальник разведки полка, майор В.Г.Айриян; командир роты, старший лейтенант О.В.Мирзохалзаров; начальник взвода разведки, старший лейтенант С.В.Хринхуа; командир танковой роты, старший лейтенант В.Н.Гармаш; командир роты, старший лейтенант Н.Т.Акопян; командир роты, старший лейтенант В.И.Вавиловский; командир взвода, старший лейтенант А.Б.Лысенко; командир батареи, старший лейтенант В.А.Азаров; командир противотанковой батареи, старший лейтенант И.С.Абрамов; командир третьей танковой роты, лейтенант О.В.Балезний; командир танкового взвода, лейтенант А.В.Смакин; командир саперной роты, лейтенант С.И.Рачковский; замначальника разведки, лейтенант Л.И.Бондарев; начальник радиохимического взвода, лейтенант А.И.Кулов; а также еще 41 армянский военнослужащий младшего офицерского состава».

Согласно отчету В.Савельева, армянские пилоты и наемники из-за рубежа получили вертолеты 19 февраля, а эта эскадрилья вошла в состав 366-го мотострелкового полка 22 февраля. Список вертолетов и их личного состава, которые бомбили Ходжалы:

— вертолет №№39: пилот Ромб Галакчиян — ливанский армянин, профессия — инженер;

— вертолет №№40: пилот Раздан Миноян — сирийский армянин, инженер;

— вертолет №№29: пилот Захид аль-Мухаммед — гражданин Ливана, член ХАМАС;

— вертолет №№17: пилот Арарат Сараджян — военнослужащий из Еревана;

— вертолет №45: пилот Сурен Пиримян — сотрудник Ереванской милиции.

Именно эти вертолеты с 16 до 24 часов 26 февраля бомбили Ходжалы и выпустили 89 ракет.

В сообщении генерал-лейтенанта Юрия Грекова говорится, что «для очистки территории Ходжалы от азербайджанских жителей использованы артиллерийские установки «Град» и «Ураган».

В приведенных выше свидетельствах очевидцев, российских, иностранных журналистов, в отчете военного офицера 366-го МСП подтверждается факт умышленного акта истребления населения Ходжалы со стороны армянских бандформирований и 366-го МСП бывшей советской армии. Гражданское население Ходжалы уничтожали, пытали и изуверствовали над их трупами только за то, что они были азербайджанцами — разве это не есть геноцид?

Известны имена виновных в этом бесчеловечном преступлении, и им не избежать наказания за содеянное в Ходжалы, поскольку рано или поздно, на этом свете или в ином мире, каждый ответит за свои деяния, ибо таков нерушимый закон Создателя и мироздания.

Ризван ГУСЕЙНОВ, 1news.az

Минфин США конкретизировал «Братский круг»
akshin64
Министерство финансов США в четверг ввело санкции против семерых членов организованной преступной группировки (ОПГ), состоящей из выходцев из стран бывшего СССР и действующей по всему миру, и двух японских якудза. Как отмечается в пресс-релизе министерства, это первый подобный шаг на основании указа о борьбе с международной организованной преступностью, подписанного президентом Бараком Обамой летом прошлого года.

В пресс-релизе Минфина преступная организация выходцев из стран бывшего СССР названа «Братским кругом» и характеризуется как «многонациональное преступное сообщество, состоящее из лидеров и старших членов нескольких евразийских преступных группировок, базирующихся в основном в странах бывшего Советского Союза, но действующих в Европе, на Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке». «Братский круг», по данным Минфина США, «координирует деятельность нескольких преступных сетей, разрешает споры между ними и руководит деятельностью своих членов в глобальном масштабе».

В санкционный «черный список» Минфина США от «Братского круга» попали семь человек, чья деятельность сосредоточена в Кыргызстане, Узбекистане, России и Объединенных арабских эмиратах (ОАЭ). Среди них – ключевые фигуры «Братского круга» Владислав Леонтьев (известный, как «Белобрысый» или «Белый»), Василий Христофоров («Вася» или «Воскрес»), Камчибек Колбаев («Камчи Бишкекский» или «Коля-киргиз») и Гафур Рахимов. Лазарь Шайбазян, Александр Мануйлов («Саша Самарский») и Алексей Зайцев включены в список, как подручные Леонтьева.

Согласно пресс-релизу, Леонтьев и Христофоров «замешаны в преступной деятельности, включая контрабанду наркотиков, и участвовали в перестрелке между региональными группировками российской сети ОПГ при попытке взять под контроль одно из местных предприятий по производству драгоценных металлов». Леонтьев, 41-летний уроженец города Горький, обладающий паспортами Венесуэлы, Ганы и Греции, «разыскивается российскими властями за противозаконные сделки с драгоценными металлами и наркотиками».

Христофоров считается одним из приближенных известного «вора в законе» Аслана Усояна, более известного как «Дед Хасан». Как сообщали российские СМИ, в мае 2011 года 40-летний Христофоров был задержан на территории Украины и депортирован в Россию, однако в июле того же года он стал организатором саммита «воров в законе» в Эмиратах.

Колбаев охарактеризован, как «смотрящий» от «Братского круга» за Центральной Азией. В июне прошлого года он уже был официально признан в США одной из ключевых фигур в международном наркобизнесе. Колбаев находится в розыске в Кыргызстане за причастность к преступлениям ОПГ, в том числе с применением оружия и взрывчатки.
При этом по данным американского Минфина, Христофоров, Колбаев и Леонтьев проживают в ОАЭ.

Рахимова Минфин США назвал «одним из главарей узбекской оргпреступности, специализирующегося на организованном производстве наркотиков в странах Центральной Азии». «Он управлял крупными международными наркосиндикатами, в том числе занимавшимися контрабандой героина», – говорится в пресс-релизе.

О Зайцеве, уроженце Ленинграда и обладателе паспорта Ганы, сказано, что он «причастен к мошенническим операциям», включая финансовую «пирамиду», касавшуюся санкт-петербургского делового клуба «Рубин».

Введение санкций означает, что все активы, которые могут иметь в юрисдикции США упомянутые в пресс-релизе лица, будут заморожены, а американским гражданам запрещается проводить с ними любые транзакции, или сделки.

Как сообщает ИТАР-ТАСС, на состоявшейся в Вашингтоне пресс-конференции заместитель министра финансов США Дэвид Коэн, пояснил, что его ведомство не ставит вопрос об аресте и выдаче названных лиц. По его словам, этим должны заниматься другие правоохранительные органы США, с которыми Минфин находится в рабочем контакте. «Он подтвердил, что работа по этому вопросу велась американцами в сотрудничестве и с российскими коллегами», – указывает ИТАР-ТАСС.

Напомним, что когда президент Обама в прошлом году подписал указ о введении санкций против четырех крупнейших международных преступных группировок, включая японскую «Якудзу», итальянскую «Каморру» и мексиканскую «Лос-Зетас», именно организация, которая фигурирует в документе, как «Братский круг», вызвала недоумение экспертов – многие о ней никогда прежде не слышали.

Марк Галеотти, автор блога In Moscow's Shadows, возглавляющий Центр международных отношений в Нью-йоркском университете, тогда сказал в интервью Русской службе «Голоса Америки», что с этим термином он знаком, однако его появление в докладе Белого дома его удивило. «Откровенно говоря, меня несколько озадачило использование этого термина для обозначения конкретной организации, – сказал эксперт. – О русской "братве" нельзя говорить в том же ключе, как о пяти преступных семьях нью-йоркской мафии, у которых существовала четкая организация и иерархия. "Братва" всегда была гораздо менее структурирована».

В своем блоге профессор Галеотти написал, что термин «Братский круг» время от времени используется в русском / советском «воровском мире», но никогда не относился к какой-либо конкретной преступной организации. Не используется этот термин и российскими правоохранительными органами.

Марк Галеотти объяснил использование термина «Братский круг» необходимостью обозначить в документе вполне реальную угрозу, исходящую от евразийских преступных синдикатов, не называя конкретных названий. Как он сказал в интервью «Голосу Америки», «даже если "Братского круга" как такового не существует, у правоохранительных органов есть возможность взять на мушку русских гангстеров, представляющих транснациональную угрозу».

Новые санкции против международной организованной преступности
akshin64
Администрация президента Барака Обамы объявила о новом плане по борьбе с международными организованными преступными организациями.

Этими организациями являются итальянская «Каморра», японская «Якудза», мексиканская «Лос-Зетас» и организация «Братский круг», действующая в основном на территории стран бывшего Советского Союза.

Объявляя о новой стратегии в понедельник, генеральный прокурор США Эрик Холдер заявил, что транснациональные сети организованной преступности – не новы, но проблема борьбы с ними никогда не была настолько актуальной. Стратегия определяет 56 приоритетных мероприятий, направленных на защиту финансовой системы и ограничение экономических возможностей группировок.

Представители Министерства юстиции отмечают, что деятельность преступных организаций сегодня становится более изощренной, угрожает стабильности финансовой системы и возможностям конкурентных рынков, не знает границ.

Заявление было сделано после того, как президент США Барак Обама подписал указ о введении санкций против этих организаций.

В соответствии с указом президента накладывается арест на все расположенные на территории США активы и имущество, принадлежащие этим группировкам, а американским гражданам запрещено иметь с ними деловые отношения.

В своем послании Конгрессу президент Обама подчеркивает, что транснациональные преступные организации представляют все большую опасность для США. Специализацией этих организаций являются киберпреступления, кража интеллектуальной собственности и незаконный оборот наркотиков.

Президент отмечает, что организованная преступность перестала быть проблемой регионального масштаба. Теперь она угрожает международной стабильности.

Для справки: Министерство финансов США дает следующую характеристику организации «Братский круг».

«Братский круг» – многонациональная преступная группа, куда входят руководители нескольких евразийских преступных группировок, базирующихся главным образом в странах бывшего Советского Союза и проникающих на Ближний Восток, в Африку и Латинскую Америку. Многие члены «Братского круга» разделяют идеологию «воров в законе», цель которой – распространение преступного влияния за рубежом. «Братский круг» играет роль органа, координирующего деятельность нескольких криминальных сетей, действующих на национальном уровне. В его задачи, в частности, входит разрешение споров между отдельными криминальными сетями и выработка направлений преступной деятельности в глобальных масштабах.

?

Log in